Что работает в психотерапии и анализе


Что работает в психотерапии и анализе.

В эти выходные я была на семинаре Марка Уинборна "Аналитическая установка и интерпретация в юнгианском анализе". Второй день семинара был посвящен тому, как создавать и использовать интерпретации. Много полезного материала; все пересказывать не буду, да это и невозможно. Описывая работу с клиентами и проводя супервизии, Марк концентрирует внимание на мельчайших процессах терапевтического взаимодействия, практически на каждом слове и клиента, и аналитика. Для супервизий, которые он проводил на семинаре, требовалось предоставить не просто описание случая, но и дословную запись одной клиентской сессии. Каждая фраза аналитика рассматривалась словно под микроскопом – что она несет для клиента, на что направлена, что можно было бы сказать еще или чего не говорить, как найти те правильные слова, которые могут привести к инсайту у клиента и к новому уровню самопонимания и осознанности.

Марк Уинборн считает интерпретацию ключевым элементом анализа (и фрейдистского, и юнгианского). Но интерпретации – это далеко не все, что происходит на аналитических сессии. Поделюсь здесь своими записями о том, как он описывает ключевые процессы, происходящие в работе с клиентами; это можно приложить практически для всех направлений психотерапии. В любой терапии должен быть баланс между поддерживающими воздействиями и интерпретативными.

Итак. В аналитической работе две грани – поддержка и интерпретация. На разных этапах работы с клиентом их баланс может меняться; к тому же, он выстраивается индивидуально для каждого клиента.

Поддерживающие методы – те аспекты взаимодействия, которые усиливают восприятие пациентом отношений как полезных, поддерживающих, принимающих, понимающих. Но даже при использовании поддерживающих техник важно удерживаться от советов, предложений, идей, как решить проблему.

Примеры от меня: - советы («Вам нужно получить для развития новый опыт – рекомендую вам поучаствовать в марафоне в ближайшие выходные или же прочитать книгу Юнга «Воспоминания, сновидения, размышления») - предложения («Может, вам стоит больше внимания уделять своему телу? Например, регулярно ходить в бассейн или на массаж, или пойти на танцевально-двигательную терапию»;) - идеи, как решить проблему («Вам надо серьезно поговорить с мужем и договориться, за что в семье отвечает он, а за что вы») В аналитическом подходе мы от этого стараемся удерживаться (хотя иногда очень хочется дать хороший совет :) , а вот в коучинге или в консультировании это возможно.)

Далее. Целью поддерживающих воздействий НЕ является углубление понимания или создание новых смыслов; они помогают создать атмосферу, в который клиент чувствует, что терапевт заинтересован в нем и его жизни, принимает его, эмоционально сопереживает и поддерживает.

А интерпретирующие воздействия (вторая грань в работе аналитика) – специфически предназначены для улучшения понимания и расширения сознания, они несут в себе преобразующий потенциал. Интерпретация – это приглашение увидеть мир по-новому. Клиенты приходит на терапию, видя мир, себя и других людей привычным сложившимся способом, и с помощью интерпретативных высказываний мы пытаемся помочь им увидеть мир, себя и других людей по-другому.

Почему нельзя просто использовать интерпретации, не тратя время на создание поддерживающей принимающей атмосферы? Потому что без такой атмосферы никакая интерпретация (даже если она будет гениальной) не сработает. «Теплые отношения – необходимый контекст для интерпретирующих действий терапевта, поскольку интерпретации включают в себя некоторое нарциссическое оскорбление пациента» (Олд и Хайман, 1991). Здесь имеется в виду не нарциссические расстройства личности, речь о другом. Пациент приходит на терапию или в анализ со сложившимся взглядом на мир и на самого себя, и когда мы пытаемся помочь ему понять, почему он видит себя определенным образом, а не иначе, то этим как бы просим его отпустить какие-то вещи в его внутреннем мире, которые сложились нарциссически.

Интерпретация – это вербальное выражение того, что понято о пациенте и его проблемах, о его психологической ситуации, внутренних конфликтах и пр., это краткий интегрированный вывод о смыслах и мотивациях. Хорошая интерпретация придает дополнительные смыслы тому, что переживается клиентом. Она связывает воедино высказывания клиента, которые были сделаны в разное время и у которых есть общий источник, неизвестный самому клиенту, она придает дополнительный смысл материалу, который он выносит на сессию. Конечно, не все интерпретации к этому приводят, но если мы работаем хорошо, то в какой-то момент это происходит.

Задачи юнгианской интерпретации (в дополнение к фрейдистскому подходу): - создать просвет в сознании, который позволит проникнуть бессознательному содержанию; - увеличить напряжение противоположностей между сознанием и бессознательным, чтобы активировать трансцендентную функцию, которая, в свою очередь, сгенерирует символы, способствующие процессу индивидуации; - обеспечивать клиенту возможность понимать бессознательное содержимое символически и ассимилировать его.

Несколько важных моментов про хорошие интерпретации:

• В идеале интерпретация должна содержать некий элемент, который является неожиданностью для клиента, то есть раскрывать нечто ранее невидимое им. • Лучшие интерпретации становятся неожиданностью сначала для аналитика, потом для пациента. • Работать интерпретативно нужно только на полшага вперед от того места, где находится пациент. • С эффективными интерпретациями связаны легкая тревога и ощущение риска. • Признаки, что ваша интерпретация успешна и сделана в нужный момент: пауза, изменение дыхания, позы, эмоционального состояния (клиент может начать плакать или смеяться), возникновение у клиента ассоциаций («В связи с этим я думаю…). • В комнате будет ощущение «о да!».

Думаю, что идею про баланс поддерживающих и интерпретативных воздействий поддерживает большинство школ психотерапии. Она интуитивно понятна практикующим психологам и терапевтам, встроена в их профессиональную установку.

Эта же идея подтверждена в одном из исследований, о котором упомянул Марк Уинборн на семинаре. Это было исследование (год исследования не помню) Бостонской исследовательской группы – о том, за счет чего происходят изменения в терапии. В группе исследователей были не только психоаналитики, но и психологи разных направлений, в том числе работающие с детьми, исследователи раннего младенчества, представители нейронаук.

В результате исследования было выделено два «преобразующих явления» в психотерапии: 1) интерпретация; и 2) «моменты встречи». Про интерпретацию более-менее понятно, а вот про моменты встречи привожу дословное определение из презентации:

«Моменты встречи – моменты в клиническом сеттинге, которые являются скрытыми, но в то же время аффективно живыми и переживаемыми на сенсорно-аффективном уровне, в не на эксплицитном, заявленном, известном уровне».

Это ощущается как некая аутентичная связь личности с личностью, которая изменяет ощущение собственного «я» у клиента. Эти моменты встречи являются скрытыми, не явными – в отличие от интерпретации, которая происходит вовне, вербально, очевидно.

Подробно мы это не разбирали, но я сразу начала думать о тех пронзительных моментах в работе с клиентами, которые случались иногда, когда работа с ними достигала определенного уровня глубины. Эти моменты нельзя проектировать или как-то создать, они случаются спонтанно в какой-то момент, когда в терапевтическом поле сконцентрировано большое количество энергии. Они могут быть связаны с глубокими инсайтами, но не обязательно. Они требуют исключительного доверия и полного присутствия – как со стороны клиента, так и с моей стороны. Эти редкие моменты пронзительной наполненности, света и взаимного присутствия друг для друга, которые могут длиться всего насколько минут, но помнятся очень долго. Потому что в этот момент действительно что-то меняется – и в клиенте, и во мне самой, и в мире вокруг.

(Строки на слайде – из презентации Марка Уинбора. Картина - Владимир Куш).

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

Visit

Russia Moscow

Call

T: +7(903) 131 27 73

© 2013 by

Elena Khegay